Саха (Якутия) Якутская диаспора  
 
Sakha Open World
 
Главная страница
 
Диаспора
 
Имена
 
Угол зрения
 
Камелек
 
Идеи и практика
 
Alma Mater
 
Детская площадка
 
Изба-читальня
 
Мир в картинках
 
Творчество
 
Консультации
 
Готовим вместе
 
Эмиграция
 
Архив, карта сайта
 
Наши партнеры
 
Ссылки
 
Гранты, конкурсы
 
 

  Свяжитесь с нами

Мы всегда рады интересным материалам для публикации на нашем сайте и идеям о том, как сделать сайт лучше и интереснее:

- Электронная почта

- Гостевая книга и форум

 

Международный детский фонд "Дети Саха-Азия"

Куйаар - обсерватория культурного разнообразия.

Якутский сайт - Якутск

"Город Удачный" - виртуальное отображение жизни города Удачный и района в Интернете

Творчество

 

Далекое лето 80-х

 

В ту пору мне исполнилось 16 лет, и как-то неожиданно я обнаружил, что учусь  уже в девятом предвыпускном классе. Растительность какая-то всюду на теле повырастала, а противоположный пол и до того избирательно очень милый,  стал буквально весь, ну весь до умопомрачения привлекателен. К тому же мозг стал затевать со мной различные эксперименты: то портвейна даст попробовать, то сигарет ненароком подсунет. А по отношению к знаниям я вернулся в состояние годовалого ребенка, ну, не в смысле рассуждения, а тяги исследований. В итоге к весне получилось так, что я занимался в восьми или девяти кружках самых разных стилей и направлений одновременно.

Один из них назывался странным по тем временам словом "программирование" и может из-за того, что это было непонятно что, я туда и пошел. Занятия начинались не слишком рано, часов так в 8 вечера и заканчивались часа через полтора. Суть их была проста и заключалась в том, что мы изучали что-то ужасно непонятное, вроде того, что  рассчитывали, сколько нулей и единичек поместится в каких-то там байтах информации. После нудного введения были так называемые практические занятия, чему мы были несказанно рады, так как там было прикосновение к таинственному, а проще сможет ли кто посадить космический корабль на Луну. Естественно, картинок никаких не было, нажимали наугад какие-то цифры, типа введите скорость снижения, сделайте сноску на ветер, выберите угол приземления и прочее. В конце, у всех выскакивала одна и та же информационная строка: "Ваш корабль разбился, вы плохой космонавт, попробуйте еще раз". Получалось как в разговоре с автоответчиком "нажмите в тоновом режиме цифру 1, потом еще 1, потом еще и получите информацию о том, сколько населения живет в поселке  Седкыркещ  Республики Коми".  К моему большому удивлению, в конце "обучения" нам объявили, что, мол, трое лучших из нас могут поехать в международный лагерь юных программистов, к еще большему удивлению, в числе этих счастливчиков оказался и я. До сих пор есть у меня такая подленькая мыслишка, что отправили меня из-за того, потому как пару раз я все-таки умудрился каким то образом правильно набрать искомую комбинацию цифр, чтобы не прочитать "Ваш корабль разбилсяи пр.".

В самолете одна деятельная дама с пафосом всю дорогу заявляла: "Вы юные дарования, вас отобрали всего пятнадцать человек из тысяч и тысяч, вы не должны уронить честь нашего региона, обязаны достойно пройти весь курс обучения и практики и пр., пр., пр." Немного смущало только одно, из этих пятнадцати только мы трое имели смутное представление о компьютере и вживую видели клавиатуру, остальные же были набраны по принципу, чей родитель вовремя сумел подсуетиться и пристроить в бесплатный лагерь свое любимое чадо. По приезде в лагерь выяснилось, что там собрались представители всех 15 союзных республик, а также регионов Российской Федерации и нескольких стран социалистического лагеря. Вот тут то у меня глаза и разбежались Там было столько прекрасных юных созданий, что у меня тут же вылетели из головы последние мысли о каком-либо обучении.

После размещения и знакомства с распорядком и правилами поведения в лагере, мужская часть населения, те, кто постарше, ринулись отчаянно фланировать по лагерю, в тайной надежде завести хоть какое-нибудь, якобы ничего не обязывающее знакомство. Проходя мимо доски объявлений, краем глаза я заметил нечто пепельно-серое в облегающих светлых брючках. При ближайшем рассмотрении это милое существо оказалось Виолеттой с замечательными, голубыми глазами, томно-манящей улыбкой и несколько утиным носиком. Так как кровь бурлила у меня в жилах, мне хотелось очаровать, покорять всех и вся, то я сразу понял, что уже почти влюблен. Тут же в местном ларьке была куплена коробка конфет и обусловлено время, и место нашего следующего рандеву. Тааааак Ульяновск, взял я себе на заметку, пока не зная сам зачем.

Это счастье общения с прекрасной Виолочкой, как я ее ласково ее называл, продолжалось почти два дня целую вечность, до тех пор, как однажды вечером, мои друзья не затащили меня заниматься бальными танцами. Что-то пошевелилось в моей душе, вспомнилось, что еще во втором классе я пытался делать какие то неуклюжие па в школьном кружке. И зашел, на беду ненаглядной Виолочке. На танцах нас быстро расставили по парам, мне в партнерши досталась нечто жгуче-азиатское с такими раскосыми глазами, что когда я смотрел в них, пытаясь поймать ее взгляд, он убегал настолько в сторону,  что в итоге заставлял меня упираться вместо лица куда-то в правый или левый носок собственного ботинка. Пока я занимался лицезрением собственной обуви, кто-то дружески похлопал меня по плечу и, обернувшись, я обнаружил  стоящую позади Виолетту,  в такой дикой ярости и с безобразно перекошенным от злобы лицом,  что я тут же решил забыть все наши романтические отношения. А решил забыть я их просто из-за собственной впечатлительности, так как представил такие сцены все оставшиеся дни, и не дай бог, возможные супружеские отношения. После короткой и яростной ссоры, пассия была  выкинута из головы окончательно и бесповоротно. Ну, а что же мое раскосо-невинное создание? Все, что я до этого читал в литературе и слышал краем уха, было  настолько мило, тихо и безгрешно, что я тут же вернулся к ней продолжать неутомимо ловить ее взгляд. В голове  всплывало все прочитанное о покорности, верности азиатских женщин и может, чем сам черт не шутит, возможности существования гарема. После полуторачасового топтания чужих и своих ног, преподаватель танцев наконец-то нас отпустил. Естественно, путь по лагерю мы продолжили вместе с партнершей рука об руку. Меня немного смущало то, что зовут ее Инна, как то не по среднеазиатски, да и говорила она достаточно чисто без акцента, так что решившись спросить откуда она, узнал, что из Бурятии. Ну да ладно, азиатки, они все одного поля ягоды успокаивал я сам себя.

Как бы не так!  Ее материальные претензии превосходили все границы, ее нетерпимость к существам своего пола, на которых я случайно останавливал свой взгляд, просто ужасала. С восьми утра и до одиннадцати часов вечера я должен был потакать всем ее прихотям, веселить ее, когда у нее от чего то портилось настроение, рассказывать сказки на сон грядущий, в два часа ночи бегать по всему лагерю в поисках таблеток, так как у нее внезапно могла разболеться голова, часами стоять под ее окнами ожидая когда же она соизволит выйти пройтись со мною. В общем, я сбежал на дискотеку. 

Народу там было немного, всего человек пятьдесят и вели они себя как то странно, слабый пол танцевал в одной части зала, рядом с ними кружило несколько вялых ухажеров, остальная же часть мужского населения отплясывала, кто как мог, в другой. Приглядевшись, я увидел причину столь странного поведения. Центром притяжения всего всей мужской половины была Она. Это было нечто, женщина-вамп, топ-модель в лучшем понимании этого слова, словом божественно-прекрасное создание спустившееся с небес.

Я понял, что  пропал, к такому божеству не подойдешь просто так с коробкой конфет, не вскружишь голову бессмысленной чепухой или придуманными сказками. К тому же вокруг столько обезумевших от любви претендентов самых разных оттенков и окрасок . Бесцельно потолкавшись среди поклонников с часок, я вышел на улицу продышаться и попробовать оценить свои мизерные шансы. Мимо проходило несколько знакомых с подозрительно оттопырившимися карманами, и тот участок мозга, который не отвечал за амурные похождения тут же определил, что они направляются в кусты неспроста, а за каким то хитрым делом. Короче, через полчаса я был в стельку пьян, целовался взасос с какой-то хохлушкой, и вместе с ней то истерично хохотал над какой то чепухой, то тут же плакался  о своей несчастной любви  куда то в ее подмышку. Ночью мне снились кошмары: сначала приходила Виолетта и визгливо устраивала истерику по поводу надкушенной конфеты, за ней  Инна загробным голосом посылала меня в Керченские каменоломни пойти поискать известь, чтобы попробовать отбелить ей щеки, то вдруг неожиданно вдруг возникала Она и, насмешливо улыбаясь, говорила, что у меня с ней ничего не получится.

Утром у меня созрел следующий план. Каждый день после обеда мы любили играть в футбол на одной из многочисленных спортивных площадок лагеря, от нечего делать играли между собой, регион на регион или просто гоняли мяч. После одной из таких игр, к двоим из нас, подошел лысоватый мужчина и, отведя в сторонку, объявил, что берет в команду для подготовки к самой важной игре нынешних сборов Европа-Азия. К Азии относились регионы, находящиеся восточнее Урала, а также все Закавказкие и Среднеазиатские республики. Попросил ответственнее отнестись к тренировкам, потому как в многолетней истории существования лагеря, "Азия" безбожно проигрывала "Европе". 

Как-то так получилось, что я оказался правым нападающим основного состава команды "Азия", и конечно, во время тренировок обычно собиралось достаточное количество народу, среди них  немало и представительниц слабого пола. Осталось только заманить Ее либо на тренировку, либо на финальный матч, а там как получится. И вот, как будто случайно столкнувшись в столовой, к тому времени с Ней мы были уже шапочно знакомы, я мимоходом поинтересовался, будет ли она на этом матче, благо объявления о нем были давно развешаны по всему лагерю,  и,

получив утвердительный ответ, я как на крыльях полетел готовиться к предстоящей битве.

 

И вот он матч. К двадцатой минуте мы бесславно проигрывали 2:0, мяч практически не переходил на сторону противника, в голове были невеселые мысли не только о проигрыше, но и о неудавшемся замысле обольщения.Но лиха беда начало, постепенно мы оттеснили "европейцев" от своих ворот, я стал чаще получать мяч и в одной из них прорвавшись по флангу навесил со своего края в центр вратарской площади, затем сразу же побежал в гущу событий, там увидел, как мяч заметался и неожиданно отскочил ко мне, вот тут уж я приложился изо всей силы и, о чудо, он влетел в правый верхний угол. 2:1 - стало немного полегче, трибуны завелись, я же, пока устанавливали мяч в центре поля, быстро оглядел беснующихся болельщиков, и заметив "Ее Совершенство", как будто получил очередной допинг,  начал коршуном летать по полю.  К концу тайма,  разыграв нехитрую стенку, наконец то сумел аккуратно закатить в ворота "Европы" и второй мяч. 2:2,   я слышал, как половина болеющего за нас лагеря в едином порыве скандирует мое имя, я был на седьмом небе от счастья, осознал почему так сходят на поле с ума настоящие футболисты.  

Начался второй тайм, и я вдохновленный своими удачами, в очередной раз получив мяч от души собрался приложиться к нему .  Далее, вспышка, ощущение сильной боли, куда-то несут, наконец туман рассеивается - все ясно,  для меня матч окончен, сильнейший ушиб ноги. Но все равно я уже был героем для всех, к тому же тот матч  "Азия" впервые  в истории выиграла 4:2.

На следующий день, я, немного хромающий под приветствия всех и вся, передвигался по лагерю  по направлению к столовой. Вдруг меня ктото  тихо окликнул по имени, я обернулся и сразу же стал хромать еще больше, строя на лице невыносимые страдания. Это была Она. Она подошла ко мне сама и поздравила с победой, и что самое приятное, поинтересовалась моим драгоценным здоровьем. Здоровье было, конечно же, не очень, у меня сразу же заболело все, начиная от кончиков волос на голове, до любимой мозоли на среднем суставе левого мизинца. С благодарностью были выслушаны советы по сбережению моего здоровья, а также пожелания удачи во всех начинаниях будущем. Я, естественно, не пожелал ждать никакого будущего, а захотел всего сразу и сейчас, что благодаря успеху на футбольном поприще и было достигнуто.

 

Так я стал не только героем матча, но и ближайшим другом Ее совершенства. Мужская часть населения завидовала мне черной завистью, другая демонстративно молчала. Я же все дни проводил с Нею, единственное, что мне немного мешала, так это ее рост. При ее росте 1,86 она была выше меня "всего" на десять сантиметров, так что когда Она обувалась в туфли с высокими каблуками, со стороны наша пара выглядела достаточно комично.

Так за этими событиями незаметно подходило к концу наше пребывание в этом замечательном лагере. К тому времени я уже давно помирился со всеми своими "половинками", так что распорядок дня выглядел у меня следующим образом: утром после занятий я бежал на пляж, где читал стихи и говорил о возвышенном с Виолочкой, после обеда на занятиях по бальным танцам и после них, активно общался с явно присмиревшей и умерившей аппетиты миниазиаткой Инночкой, в случае, когда мне хотелось оторваться, я устраивал бурные оргии и шараханье по кустам со своей смешливой хохлушкой, основное же время после ужина было посвящено Ей. Ее звали просто Татьяна, и была она родом и Северного Казахстана, как там появилось это чудо для меня осталось загадкой и по сей день.

Расставание было мучительным Столько пролитых слез и признаний в вечной любви я не видел и не получал и по сей день. В последние часы перед разлукой, я общался с ними со всеми по нескольку раз, и каждая из них мне была дорога по своему, мне хотелось раздвоиться несколько раз, чтобы уехать со всеми сразу. У меня было такое чувство, будто бы домой со мной уезжает только моя физическая оболочка, а вся душа отдана моим ненаглядным. Я еще долго переписывался с каждой из них, получал их повзрослевшие фотографии, узнавал о событиях, происходящих где-то там далеко, и у меня было такое ощущение, что мы никогда не расставались. Всех дольше я переписывался с Ней, последнее письмо я получил через три года после разлуки уже будучи в армии.

Так и лежат с той поры в домашнем альбоме наши фотографии того счастливого времени, времени беззаботности, искренней дружбы и любви. И в самые невеселые моменты ты достаешь их из альбома и от души смеешься и радуешься, вспоминая прошедшее.

Да, программистом я, естественно, так и не сумел стать, может из-за того, что слово "программа" теперь навечно у меня ассоциируется с той порой вечной влюбленности и безудержной молодости.

Исаак (Москва)

 

 

 обсудить статью можно здесь

05.07.2004

 

 

 

Мнение авторов публикаций может  не совпадать с мнением создателей сайта 
    Design: Ron & Galia Williams 
  (с) copyright 2002-2014 | Sakha Open World | Sakha Diaspora | all rights reserved