Саха (Якутия) Якутская диаспора  
 
Sakha Open World
 
Главная страница
 
Диаспора
 
Имена
 
Угол зрения
 
Камелек
 
Идеи и практика
 
Alma Mater
 
Детская площадка
 
Изба-читальня
 
Мир в картинках
 
Творчество
 
Консультации
 
Готовим вместе
 
Эмиграция
 
Архив, карта сайта
 
Наши партнеры
 
Ссылки
 
Гранты, конкурсы
 
 

  Свяжитесь с нами

Мы всегда рады интересным материалам для публикации на нашем сайте и идеям о том, как сделать сайт лучше и интереснее:

- Электронная почта

- Гостевая книга и форум

 

Международный детский фонд "Дети Саха-Азия"

Куйаар - обсерватория культурного разнообразия.

Якутский сайт - Якутск

"Город Удачный" - виртуальное отображение жизни города Удачный и района в Интернете

 

 Мир глазами земляков

 

Краткое описание скитаний

 придуприждаю букоф многа, прегатофте букфарь :)

 

Из Якутска выехал с температурой, видать грипп на нервной почве, т.к. всего лишь за 5 дней до выезда у меня не было ни вела, ни лодки, ни денег. Проявив лихорадочную активность, понесся по городу, и как раз оптимальные варианты снаряжения оказались все под рукой: вел Атом ХС-300 у президента велофедерации Якутии Ильи Макарова, деньги у Румянцева Александра Skorpiona, фотоаппаратура у альпиниста Олега Бойко и, подходящая по параметрам цена/вес лодка Challenger 2 в магазине.

Форсировал Лену от Табагинского мыса на нефтебазу Н. Бестяха, и завернул подлечиться к другу на Техтюр. Когда я спрашивал его дом, все начинали говорить про какого-то таинственного Саарына Бодьжо, и только потом я догадался что это и есть Шарин Володя, которого я ищу. Через сутки отдыха у него температура моя спала, и поехал я дальше. Его отец снабдил меня вписками (адресами друзей и родственников) вплоть до Хандыги.

На всем протяжении Колымского тракта самый раздолбанный ее участок это первые 100 км около Якутска.

Много интересного было на Колымском тракте, но самыми примечательными были для меня случайная встреча с эдьий Глафирой, которую лет 10 не видел, она узнала меня увидев на трассе из обгоняющего уазика. До их дома в пос. Харбалаах оставалось тогда км 8, 6 км в стороне от главной дороги, и погнал я за ними как укушенный, в тот день переночевал я у них, познакомившись таким нетривиальным образом со своими родственниками, узнал много нового, наконец заполнил некоторые пробелы в своей собственной идентификации в этом мире. Потом было знакомство перед пос. Ючюгеем с метеорологом Гусулом, кот с 16 лет сидел в колониях сначала в Мархе, потом в Табаге в общем более 30 лет, потом у него нашли позднюю стадию рака желудка и за месяца полтора до ожидаемой смерти отпустили умирать на волю, но он питаясь одними цветками одуванчика полностью вылечился за месяц. И остался живой и на воле. У него на метеостанции Агайкан останавливаются отдыхать почти все путешественники (потом присылают весточки из-за границы). Сейчас он живет там с пятилетней дочкой.

Благополучно достигнув пос. Омсукчан, первым делом пошел на почту узнавать на счёт карт, которые обещали выслать до востребования на Омсукчан с Северо-восточного аэрогеодезического предприятия г. Магадана по просьбе Якутского аэрогеодезического предприятия. На почте, удивленно посмотрев на меня, выдали внушительный пакет со множеством гербовых и фирменных печатей, на котором большими буквами было написано мое имя. Внутри лежали все искомые карты, с описью скреплённой печатью. Наверно сами знаете, как приятно получать письма, особенно такие важные для вас.    

И всё же, осмотревшись в Омсукчанских магазинах, решил съездить на попутках в г. Магадан докупить снаряжение. В Магадане остановился у известных туристов-путешественников Седовых Рудольфа Владимировича и Любовь Алексеевны. Оба они неоднократные чемпионы и призеры СССР и России по туризму, являются создателями и первопроходцами множества туристских маршрутов охватывающих весь Магадан, Якутию, Камчатку и Чукотку. Любовь Владимировна, узнав, что я ищу запасные камеры к горному велосипеду, на следующий же день достала их через знакомых, так как в магаданских магазинах они не продавались. Друг Седовых, директор профессиональной охотничьей турфирмы Кулу, работающей в основном с американцами, Сергей М. Рудаков снабдил меня полным набором рыболовных снастей и другим снаряжением в своем фирменном магазине Сафари. Также Седовы познакомили меня с туристом и веллером Алексеем Ворониным (специалист ФС по атомному надзору), приглашает Якутских веллеров в гости, обещает интересную программу с морской рыбалкой и т.д.

С Якутска до Магадана неспешно можно дойти на велах дней за 20 по щебеночной дороге, только кое-где нужно будет вброд форсировать пару речек, люди везде реагируют доброжелательно. При движении на Берингов пролив приключения начинаются от пос. Омсукчан, там цивилизация заканчивается.

От Омсукчана до Буксунды (90 км от Омсукчана, в Буксунде постоянно проживает один человек Гена (бывший связист, сейчас на пенсии), полудикий конь Капитан (ему скоро исполнится 10 лет), и неидентифицированные собаки) добрался за два дня, впервые хлебнувши болотняк, кочкарник, кустарник и комарник. На следующий же день выдвинулся на охотничью базу на озере Нярка (55 км), куда добирался 3 дня, вот там и начались все прелести тайги и тундры в виде пересечения напрямик вверх-вниз холмов, густо заросших стлаником и прочим, заваленных упавшими деревьями, мхом по колено сочащимся то ржавой, то родниковой водой. Тогда же накачивал лодку по 2 раза в день для форсирования озер. Добрался до охотников, отдохнул у них 2 дня, и далее начались нарезания кругалей по очень трудно продираемым ущельям и горам по добрым советам местных краеведов. В результате от точки А до Б я шел кружным путем 3 дня вместо одного дня напрямик! (конечно, это компенсировалось видами и красотами, которые иначе бы я не увидел). С этим явлением (дезинформацией) впоследствии я сталкивался постоянно, вероятно, это они делали из нежелания беспокоить лишний раз свои промысловые угодья, светить свои охотничьи домики, где, как я видел, иногда оставляют на виду оружие, запасы и т.д., а может, чтобы  показать местные виды и красоты. Залезаю я, таким образом, на океанический водораздельный перевал (с одной стороны горы вся вода стекает в Тихий океан, с другой стороны все реки впадают в Северный ледовитый океан), с каждым шагом к водоразделу сердце стучит всё тревожней и тревожней, и вот, достиг вершины, смотрю вниз и думаю и как отсюда слазить !?! Потом оглядевшись вокруг, восклицаю а красота то какая!!! Также знание дорог здесь имеет стратегическое экономическое значение. Между пастухами и хищниками-делягами иногда происходят смертельные битвы и избиения за указание дороги через тот или иной перевал. И вот, через три дня, вышел я на исток Омолона, проехался по отличной дороге до удобного места начала сплава, заночевал, с утра шел дождь, и поэтому после обеда почему-то с тяжелым сердцем начал сплав. Местами река сильно сужалась, течение было очень сильное из-за дождей, и ближе к вечеру не успел выгрести из под очередного залома КАТАСТРОФА!!! Полный П-П! Лодку перевернуло, все вещи поплыли по реке, самого меня по пояс втащило под залом, но я успел ухватиться за верхушки склоненных деревьев и постепенно вылез на берег. Сразу вытащил плавающий рядом в омуте рюкзак, снял с сучьев проколотую лодку, вытянул из под стволов насос, на глазах унесло палатку, фотобокс зацепился резинкой за сучок и бъясь в струе, постепенно погружался в воду. Я быстро перелез по залому на тот берег, достал фотобокс, заметил на дне вел и зацепив корягой вытянул его на берег. Переднего колеса нигде не было видно. Опять зарядил дождик, уже смеркалось, реально засветил позорный конец экспедиции, напал страшный депресняк. Тогда я взял мачету, и без больших надежд двинул на поиски вдоль берега все дальше и дальше Примерно чуть менее км на следующем заломе разглядел колесо и кусок полиэтилена, счастью и ликованиям не было предела. Палатку так и не нашел, плюнул. Отжал сколько мог штаны, подкачал уцелевшие пол и внешний борт лодки и продолжил сплав (на внутреннем борту было 3 пробоя, один длинной 15 см). Плыл в ночь пока не стало совсем холодно. Вылез на берег на южную сторону склона, под деревом разжег костер (дождик все моросил), весь мокрый завернулся в мокрый спальник, попил чайку, поглядел на бутылочку спирта, забрался в кусочек полиэтиленового рукава, и так и заснул под деревом, успокаиваясь мыслью, что завтра будет утро, будет солнышко, оно теплое, согреет, подсушит

            Утром перерывами снилась зима, снег сон все не проходил потом смутно догадался что это не сон. Понял, что не сплю и вокруг все бело, идет густой пушистый снег, все небо черное от туч и никакого просвета не видать. Решил подождать пока хотя бы кончится снегопад, или пока меня не засыплет в сугроб, так хоть теплее станет. Опять завеяло концом экспедиции, казалось, снегопад продлится еще несколько дней и тогда совсем упитанная белая лиса. Но в обед снег прекратился, после обеда начало проглядывать солнышко

            Все это происходило в середине июля. Это сейчас я понимаю что мне тогда крупно повезло, фотоаппарат только жаль - замкнула электроника (дай бог чтоб пленку удалось проявить) да на усах несколько волосков поседело.

            Далее, под трубный рев и временами эскорт лосей, встречавшихся утром по берегам реки через каждые метров 200, доплыл до памятной метеостанции Лабазная, где живут и работают Юра и Лена, и их 9 летний сын Артём. Эта молодая семья из Новосибирска в этом же составе пять лет работала на метеостанции на севере Якутии, и самые частые люди, которые их там навещали, это были президенты Якутии (охотились на морских гусей). На досуге Юра подрабатывал личным телохранителем губернатора Новосибирской области. Также оказывается я знаком с их другом Тимуром, моим ровесником с г. Якутска, от него восторженные рассказы о Юре я слышал ещё много лет назад, а познакомились вот где. Тут спирту и пришёл конец.

В ~ 200 км ниже по течению от м/ст. Лабазная, по дороге от разрушенной плотины в сторону хуторка Старая Кубака (население 5 человек), в километре от берега реки направо, находится аэродром американского прииска Новая Кубака (390 км по зимнику от Омсукчана, км с 30 от берега Омолона, средней величины посёлок из каменных пятиэтажек, со своим заводом переплавки золота, пекарней и т.д., получение пропуска на него аналогично получению визы США, по периметру постов охраны нет только на хребтах гор), но оказывается иногда на аэродроме по ночам никого не бывает. Найдя аэродром по дорожным указателям, поездил вокруг самолёта и вертолёта, вошел в помещение таможенного досмотра, сварил уху на своей газовой плитке, покушал печений с буфета, шикарно почитал свежую газету в свете электрической лампочки, расстелился на полу и уснул. Проснулся от голосов на улице, вышел на взлетку и увидел начальника охраны прииска. Он очень удивился и обрадовался моему появлению, позвонил по спутниковому в Магадан к Седовым, показал мне как доехать на хуторок Старая Кубака и выдал мешок весом килограмм с 5, наполненный печеньями, булочками, сухариками и пирожками.      

Со Старой Кубаки в поисках предположительной дороги на исток реки Чайвовеем, сделал крюк на стоянку 13-ой бригады Северо-Эвенских (Магадан) оленеводов. На месте выяснилось, что с этой стоянки на исток Чайвовеема никакой дороги никогда и не было. Плюс на обратном пути (уже сплавом по р. Малая Авлондя) отравился предположительно недопрожаренным салом, которое добавлял в кашу, или сверхтоксичным лодочным клеем (виниловый цемент), и провалялся еще 4 дня на берегу Омолона (симптоматика была похожа на ботулизм, один день вообще не вставал, итого 10 дней в пустую, трата продуктов, половину муки оставил детям на бригаде, треснул переключатель скоростей на веле, 2 трещины шва на дне лодки. На это-же место можно было попасть за пол дня сплава по Омолону со Старой Кубаки).

Потом двигался на веле относительно стабильно, через р. Крестики, на которой стоит заброшенный национальный поселок Крестики (домов с 30, брошены со всеми вещами и утварью, т.к. после закрытия посёлка жителей переселяли на вертолёте и вездеходах в пос. Северо-Эвенск за 500 км без дорог по тайге и горам) вышел на перевал Сиськи (неофициальное название), прямо мистически красивое место, такое чувство, что я заглянул куда-то не туда, что это вид не для земных смертных, и сейчас незамедлительно последует кара за дерзость тревожить её своим вторжением. Те, кто в курсе HM&M (стратегическая игра Heroes of Might and Magic) прямо обмерли бы на месте от вида некоторых деталей окружающего ландшафта. На этом перевале мою голову посетила мысль, что теперь, как-бы дальше не сложилась моя судьба, я не пожалею что прожил её, раз она привела меня на это место и показала эту красоту (замечу, что мне тогда повезло с погодой: послеполуденное солнце, теплый восточный ветер, несущий белые облака по тонкому слою атмосферы, а выше открывается синева космоса (здесь по-особенному чувствуется близость космоса, правда звёзд днем не видно)). Кстати, здесь же произошла первая попытка контакта пестуна со мной, описание которой приведена ниже. С вершины этого перевала начинается безбашенный даунхилл (скоростной спуск на велосипеде) протяженностью 5 км (я пролетел его минут за 10), затем умеренный даунхилл протяженностью 10 км, и всё это заканчивается 1,5 километровым болотняком, на окончании которого на берегу р. Чайвовеем находится заброшенная совхозная база (5 домов и 3 пепелища), как мне потом сказали, обитаемая неупокоенными душами. Я же после взятия перевала и болотняка так устал, что когда меня ночью разбудил треск открываемой входной двери и возня в соседней комнате, страшно рассердился, и если бы что бы там ни было полезло ко мне в комнату, то я бы выдал этому всё, что умею из дистроя помноженное на всё моё раздражение и злость, в частности, и на этот болотняк, а это уж поверьте был достаточный объем энергии. Всячески словесно выражая недовольство, я заснул, и проснулся на следующий день только к обеду. Река Чайвовеем впадает в р. Кегали, по ней я сплавился до р. Авлонди (на лабазе у берега реки лежала свернутая яранга из шкур и красные женские туфли на каблуках от Le Monti). Там была 4 дневная безуспешная попытка пройти  вверх вдоль берега Авлонди, но из-за дождей и частых петляний реки от сопок к сопкам, плюнул, сплыл км. на 60 ниже и там с базы Кегали перешёл через перевал Труба к наледи на той же Авлонде.

Таким образом, дней через 20 одиночества достиг 2-й Омолонской оленеводческой бригады (Чукотка) на устье речки Имлики. Продукты были на исходе, пастухи предложили подождать у них вездеход с продуктами, который должен был прибыть со дня на день, о чем исправно сообщали с поселка по рации, но в результате он приехал через 20 дней (один участок в 100 км он ехал 10 дней). Всё это время стадо кочевало, и я, соответственно, кочевал с ним. Сами пастухи питались остатками риса (который прикончили дней через 5, как и соль), и началась рыбно-мясная диета: хариусы, какие-то круглые озерные рыбы типа сома, только поменьше, сохатина, горн. баранина и оленина. Оленей почти целиком ели в сыром виде салат Чукотский: сырые легкие, мозги, печень, трахея, жилки всё мелко рубится, перемешивается, по желанию добавляется лук и без соли подается к столу. Мясо большими кусками варится в подсоленной воде, подается к столу, сварившийся слой обычно составляет пару сантиметров, остальное мясо съедается в горячем сыром виде. И самый деликатес мозги, вытащенные из расколотых голенных костей свежеубитого оленя (сейчас вспоминаю и аж в желудке покалывает от аппетита), называется сие поедание мозгованием. Жизнь на бригаде отдельная большая тема, и в формат краткого отчета она, увы, не помещается.

Вездеход приехал, привез продукты и увез детей в школу, за ним подтянулся трактор (что это был за трактор! Собранный из свалки, остатков трех других тракторов и мотоцикла, части двигателя привязаны друг к другу в единое работающее целое веревочками, на ходу нужно жидкость, смешанную по особому рецепту, подливать в мотор, лить воду в радиатор, что-то всё время подвязывать и подтягивать, потому что что-то всё время отваливается, отлетает, разрывается, чтобы завести его, нужно станцевать вокруг него сложный танец с участием двух человек, результат зависит от слаженности их движений) и поехали мы на нем на устье Имликов, за вещами которые оставила там бригада и куда 20 дней назад я приехал на веле, оттуда же я и поехал дальше своим ходом, груженый под завязку среди прочего и самым основным в тех краях продуктом мясом (которое мне строго было велено не выкидывать!) и самым дорогим самодельным хлебом.

Потом был перевал Кулах (по моему, там за последний миллион лет ничего не изменилось, и на древнейших стоянках человека, выложенных по кругу камнями, изысканно-тонко  оправленных в серебряные нити мха, каждый камешек так и лежит, как сдвинули его тьму тысячелетий назад). Далее была красивейшая река Шайбовеем, протекающая в тени окружающих её гор и холмов, и которую особо фантастически расцветил сезон поздняя осень, с её прозрачными, густо синими мерцающими водами, в обрамлении серых береговых валунов, накрытых ковром из разного оттенка зеленого мха, припорошенного опавшей красноватой хвоей уже голого леса, переходящего в уже белоснежные искрящиеся склоны гор, на фоне пронзительно-сине-холодного неба. Река Шайбовеем впадает в реку Пенжино, на которой вдруг, метров за 25 впереди по курсу лодки, прямо посреди реки из под спокойной речной глади, на высоту около 4 метров  резко вытянулись гигантские растопыренные черные щупальца спрута, потом само его тело переворачивающееся корнями вверх дерево. Почти за каждым поворотом реки, упирающимся в каменный склон горы, встречались различные обитатели тайги и тундры, занятые своими делами. Некоторые (росомахи, лоси и пара медведей), при моем приближении, убегали вдоль каменной стены на лесистый склон горы, и наблюдали за мной оттуда, другие полностью игнорировали мое присутствие. Но к тому времени было уже к середине октября, по утрам обледенелая (!) покрытая сантиметровым слоем инея надувная пластиковая лодочка шла в шульге как ледокол, и поэтому, покушав брусники на устье р. Аянки (вверх по которой я должен был попасть на Чукотку), я малодушно сплыл до устья р. Мургаль, где впервые опять дней за 20 встретил человека - Славу, жителя пос. Аянка. Потом, непроизвольно, по очереди туда подъехали на моторках человек 7, среди них и Александр Викторович Хечгин глава Аянки. Вечером в этом месте должен был проехать вездеход на табун (стадо), и мне посоветовали с этим вездеходом подъехать поближе к водораздельному плоскогорью, за которым начиналась Чукотка. Но когда мы туда подъехали, был вечер, все плато оказалось завалено снегом, на всем горизонте ни деревца, ни кустика, только камни черные торчат из под снега, черные тучи зловеще навалились на все мирозданье, ветер хищно завыл по шакальи, и глянул нам в лицо белый простор, каменистая пустыня прямая дорога на небо.

            Мудрый парень Семён крикнул вездеходчику, чтоб заводился, сказал мне, что на смерть меня не отпустит, и чтоб я залазил обратно в вездеход (сам я в это в это время, стоя по щиколотки в снегу в резиновых болотниках и сам себе ободряюще улыбаясь, смотрел вперед и прикидывал где-же пройти чтоб подняться на перевал или нарвать сухих веточек можжевельника для костра если придется ночевать на перевале). В это время к Семёну присоединился охотник со словами, что если уж на этой стороне перевала снега по колено, то на чукотской стороне уже давно зима, снега и замерзшие реки. И тут я подумал, что действительно, не гоже халтурить, а нужно пройти весь маршрут самоходно, без разрывов описать его, и из-за этой поездки на вездеходе провидение не дает мне разрешение на посещение Чукотки, и тут же до кучи выяснилось, что мой спальник упал на бочку с соляркой и весь ею пропитался. И совершил я 3-х дневную экскурсию на Аянкинский табун, потом этим же вездеходом приехал в поселок Аянка. На этом туристкий сезон 2006 года я закрыл.

            Для того, чтобы попасть на точку маршрута, куда я добрался нынче (устье р. Аянка), при знании дороги можно дойти-доплыть без больших напрягов дней за 25-30 от Омсукчана, плюс от Якутска еще дней 20, итого с запасом дней 50. Если стартануть в 20-х числах мая, то к середине лета уже можно быть на устье Аянки, это две трети пути, причем не самая легкая ее часть.

            Поведение животных радиально противоположно в зависимости от сезона. Старые медведи сами убегают еще издалека, по крайней мере стараются скрыться с глаз. К человеку лезут молодые медведи-пестуны (сеголетки и двухлетки), в одиночестве им скучно, вот они и хотят познакомиться, может, подружиться и поиграть. Это потом они становятся таежными зверями, обреченными на одинокую безрезультатную борьбу за выживание в течение долгих лет, называемую взрослая жизнь. Самцы опасны с 1 по 20 июня во время гона, больные поздней осенью-ранней зимой (шатуны). Самки с детенышами и раненные опасны в любое время. Также опасны лоси во время гона с 1 по 20 сентября. Волки умны и такое г. как человек на своей территории стараются не трогать, могут напасть только в крайнем случае зимой в голодуху если их в стае больше 5-6-ти. Или может больной/раненный одиночка. И вообще, тундровые волки сопровождают стада диких оленей, и далеко от моря летом их не встретишь. На счет рыси ничего сказать не могу, слыхал только, что они на оленей иногда нападают. Больше человеку в тайге бояться некого, кроме разве что ему подобного двунога. Но его средой обитания являются места скоплений других наших сограждан.

            Первая встреча с медведем произошла еще на территории Якутии, перед заброшенным поселком Кураанах-Салаа. Связисты, которые находились там в этот момент, удивились, что я относительно благополучно доехал до них. Когда я только увидел эту сопочку, почему-то сразу подумал медведь. Как-то даже своим живописным видом километра за полтора она навевала мысли о картине Шишкина Утро в лесу. Потом, заезжая на нее, весь испсиховался на медленно ползущий вел, когда медведь пару раз рыкнул откуда-то из-за кустов. Увидел я медведя впервые на этом маршруте только на речке Кегали, проходя перекат развернув лодку кормой вперед. Метров за 150 впереди между кустами раза три мелькнула чья-то очень пластичная коричневая спина. Я еще подумал суслик что ли, только почему-то крупный как медведь. Спина мелькала на сопочке вверх наискосок от реки. После этой встречи медведей я видел довольно часто, сколько медведей до этого видело меня неизвестно, тк. по речкам я сплавлялся в основном сидя спиной вперед. На р. Пенжино медведицы с медвежатами спокойно бродят метрах в 50 вдоль берега полностью игнорируя мое присутствие.

            Первая попытка контакта пестуна со мной выглядела следующим образом. Поднимался я на перевал Сиськи, основной подъем уже преодолел и шел по руслу ручья в долинке между вершинами сопок, время было около обеда, место открытое, с двух сторон метрах в 20-30 заросли стланика, деревья метров за 100. Первая мысль когда увидел его лосенок? Потом откуда в тайге осел? Так и можно было подумать, глядя на эту голову с длинными ушами смотрящую на меня из-за куста. Потом все изображение как-то отдалилось метров на 60 и тут до меня дошло это он. Видя, что превед явно проявляет ко мне интерес и не намерен убегать, оценил свое состояние: чувства обострены, паники нет, страха нет, дыхание, сердце, мышцы рук и ног все мобилизовано, работает в тревожном режиме, ножик на поясе на месте. Решил прикинуться киборгом-кентавром, пошел вперед на открытое место активно щелкая переключателем скоростей. Как на зло газ-перцовка лежал в кармане куртки, закрепленной по поводу солнечной погоды на фотобоксе впереди руля. Вступать в смертельную битву с одним ножом было немного обидно после стольких усилий по розыску этих перцовок в Магадане и покупке их по цене 220 рэ за штуку. Между тем, коричневый весь вылез из-за куста и тоже пошел ко мне навстречу приостанавливаясь и принюхиваясь и выражая на морде и всем своим видом дружелюбие. Сразу оценил его размеры, сложение, характер движений: длинен и худоват, нескладен, робок пестун. Я к тому времени выкатил велик из-за кустиков к валяющемуся на камнях сухому пенёчку, достаю из кармашка фотобокса бутылёчек с бензином, поливаю пенек и поджигаю валит дым, огонь винни ноль внимания как шел ко мне, так и идет. Расстояние уже около 30 метров. Тогда для поддержания огня я ломаю две сухие веточки, они ломаются с резким щелчком, и только тут медведь вдруг остановился, потянул носом воздух, с разочарованным и даже с каким-то обиженно-испуганным видом развернулся и побежал прямо от меня все дальше и дальше. Я наблюдаю за его бегством минуты две, потом пристально разглядываю и прислушиваюсь к местности вокруг все вроде тихо, тогда я разворачиваюсь и прохожу насколько метров к сухому дереву за дровами и неожиданно чуть не падаю от нахлынувшей слабости и головокружения, сажусь на землю, а земля кружится и вокруг все темнеет. Такое состояние длится минут 5-10, через 20 минут иду вперед уже забыв обо всем, об этой встрече напоминает только алюминиевое весло, привязанное к багажнику и с великим грохотом волочащееся по камням. Еще через пол часа оно мне надоедает и снимаю и его.

Кстати говоря, приступ слабости также был буквально за несколько минут до встречи с пестуном, я еще сам удивился чего это вдруг ни с того - ни с сего без видимых причин на меня нахлынула такая сильная волна слабости и плохого самочувствия, что аж дышать стало трудно, но я, как всегда, стиснув зубы, собрав волю и напевая песни ГО, продолжил движение, не прислушавшись к этим сигналам, в результате чего и случилась эта, в общем-то познавательная история.

Вторая попытка контакта происходила более динамично и всего через три дня после первой: на р. Кегали шел я на лодке по перекату на приличной скорости, и вдруг боковым зрением замечаю, что что-то скачет вдоль берега реки. Посмотрел а это здоровенный медведь скачет ко мне как лошадь. Ну, думаю, дело плохо и налег на весла. Когда он приблизился метров на 20, я всё же разглядел что это тоже пестун, но на этот раз покрупней и постарше, и главное радостный, будто любимого родственника встретил через 10 лет. Я вытащил весло из уключины и стал стучать им по велику и кричать зверёк только хода прибавил. Он с размаху прыгнул в перекат, но сильное течение и холодная вода видать немного остудили его пыл, и когда он вылез на другой берег, меня уже вынесло на заводь метрах в 40 от него. Там я отгреб на место поглубже, и сидя в лодке, с громкими криками начал готовиться к встрече с дорогим родственником (пожалел только, что заранее не приделал к своей мачете древко). Родственник к тому времени уже спокойно подошел к урезу воды с каким-то удивленным видом типа, ты что, не рад мне что-ли? встал и начал разглядывать меня и нюхать воздух. Я тем временем поджег поролончик-вонючку и продолжал кричать, что сейчас я ему устрою, пусть только подплывет поближе. Медведь видимо понял мое настроение, недовольно зафыркал, развернулся и фыркая и тряся головой пошел в лес. После такой теплой встречи у меня было одно желание поскорей добраться до людей, устроиться на работу, купить ружье и уже больше без него на этот маршрут не выходить! Если уже сейчас, когда от людей всего километров 300, медведи так лезут, то что-же думаю будет дальше?!? Они-же мне весь чай выпьют со своими приходами в гости! В мозгу всё время крутилось нема життя бэз телемёту. Но через несколько минут это настроение тоже прошло, и я уже спокойно сплавлялся дальше, любуясь берегами реки.     

            Рыбалка здесь шикарна, хариус клюет круглый год, наловить его при минимальных навыках не проблема. Также много уток, куропаток. Их легко можно настрелять рогаткой, я просто подбивал камнями (двух утят и одну куропатку). На речках утки подпускают к себе на расстояние до пяти метров. Говорят, много зайцев, но я их не видел. Уже в августе ягод морище голубика, шикша, смородина, морошка (ее мало). Брусника, шиповник и рябина зреют только к концу сентября. Еще можно щелкать стланиковые орешки.

            В лесах можно встретить лосей, медведей, оленей, американцев, росомах, снежных баранов. Здесь до сих пор пользуются спичками в фанерных коробках! А в тайге можно набрести на лабазы с продуктами 60-х годов. На старых стоянках под открытым небом лежат обрывки советских газет в прекрасном состоянии, то ли из-за аномалии местности, то ли из-за качества советской бумаги и краски. По пути периодически встречаются сопки, на склонах которых таинственным адресатам начертаны циклопические зашифрованные знаки. Видел я и письмена те, что высекла холодная вода на камнях у реки, но эти мгновения длились доли секунды, т.к. в следующий миг меня, погруженного в трансовое состояние от увиденного, уже уносило течением дальше. Но обрывки слов (и не только) метра за полтора я видел отчетливо!

Глядя с вершин перевалов вперед, на восток, думал о том, что мой путь лежит за самые дальние вершины, которые видны сейчас на горизонте, и все они останутся за моей спиной, и буду я идти вперед до тех пор, пока не кончатся все горы, вся земля, до самого её края.

            На некотором этапе ведение дневника превращается в чистый психоанализ. Этому же способствуют величественные окружающие виды, размеренный, спокойный ежедневный сплав, умиротворяющий плеск воды. И ни одной сволочи на сотни километров вокруг! :) Здесь я заново обрел способность мечтать так, как умел когда-то в детстве. Вспомнил множество давно забытых ощущений, какие испытывал в далеком детстве, ощущения были так свежи и остры, как будто заново родился. Впервые, без суеты, внимательно и обстоятельно, без шума и мусора, посмотрел на свою жизнь, цели и ценности. Увидел ее просто и ясно, в общих чертах остался доволен.

            Это были места, с которых рисовали пространства Героев Меча и Магии. Я оказывался в таких местах, что застывал в изумлении, сомневаясь в реальности видов, раскрывающихся перед глазами. Видел такие картины, что от страха и восторга по спинному мозгу пробегал ток. Я реально перемещался в том фантазийном мире HM&M, которыми болел, болею и наверно с ними умру (оказывается, мечты сбываются, так что мечтайте осторожней! :) Здесь были те же дикие бесконечные просторы, впереди неизведанные земли и воздух пахнет свободой. Бродят такие же, только реальные монстры медведи и шалые лоси. Заброшенные шахты, посёлки и золотые рудники здесь самые всамделишные, только, к сожалению, без сундуков с сокровищами. :)

            Только здесь бывает утро, вечер и солнце, которое своим мягким светом с помощью облаков, ветра и гор создает такие шедевры декораций к одной из красивейших сцен в вашей постановке в этом древнем театре под названием мир. И еще эта ночь с трехмерной бездной звезд, что когда лежишь навзничь, возникает ощущение свободного падения в эту бесконечность космоса, и хватаешься руками за землю, и кажется она в этот момент маленьким легким рюкзачком за твоей спиной, теплым и мягким, и хочется его беречь, ведь больше у тебя ничего нет перед этой дальней-дальней дорогой через всю вселенную

                         В синеве у преддверья бессмертья

                        Сторожат одиночество гор

                        Время, неутихающий ветер

                        И нежный отшельник простор

 

             Это четверостишье вырезано ножом на стене одного зимовья в глуши Магаданской тайги. Что и говорить, это надо видеть 

 

 Нюргун Ефремов

 

Нюргун Ефремов


 

Характеристика маршрута

ДОРОГА ЕСТЬ! Правда, местами по болотняку и по руслам речек, и в общем-то это просто вездеходно-тракторный след, по которым лет 15 никто не ездил, но если знать, где он пролегает, то в удачный день можно проходить до 15-20 км в день (и даже проезжать до нескольких метров!!! :) ).

далее

Колымский тракт

Опишу летнее состояние Колымского тракта в относительно сухую погоду и некоторые её, на мой взгляд, достопримечательности (вариант попадания в Магадан через Томтор).

далее


9 июня 2008

 

 

Мнение авторов публикаций может  не совпадать с мнением создателей сайта 
    Design: Ron & Galia Williams 
  (с) copyright 2002-2014 | Sakha Open World | Sakha Diaspora | all rights reserved